24 ноября 2009                    

Бойцовские байки

altМы победили со счетом… 39:0!

Борис Климович, мастер спорта международного класса по борьбе самбо, заслуженный тренер по борьбе самбо город Санкт-Петербург

Самая памятная командная встреча состоялась в 1959 году. Тогда дзюдоисты Германии пригласили к себе советских самбистов, чтобы выяснить, какой вид борьбы «круче». В сборную страны из десяти человек включили трёх ленинградцев – Сергея Иванова, Валентина Хейсина и меня. На совместных сборах с немцами наши ведущие тренеры Владлен Михайлович Андреев и Василий Фёдорович Маслов обговорили правила борьбы: дзюдоисты не применяют удушающие приёмы (в самбо душить не этично), мы исключаем болевые на ноги, от которых немцы абсолютно не умели защищаться – сразу сдавались. Форма привычная: они в кимоно, мы – в куртках и трусах…
Первая встреча состоялась в Берлине. Мы все схватки выиграли и почувствовали, что нас не так-то легко поймать на удушение. Сказали тренерам: «Если могут, пускай душат, пускай пытаются. А мы им болевые делать по-прежнему не будем». Так и порешили. Провели четыре матча в Берлине, Франкфурте-на-Одере, Лейпциге и Дрездене с рекордным итогом: из сорока схваток выиграли 39 (!). А ту одну проиграл грузин, в полулегком весе… Его даже жалко было, плакал: «Как я домой теперь поеду? Один проиграл!» После этого мы и поняли, что ничего особенного в дзюдо нет.


Один балл — никому

Борис Климович, заслуженный тренер России, Санкт-Петербург

altРуководитель ковра из Грузии, судья международной категории, объявляет оценку за бросок: «Один балл борцу с красным поясом». Болельщики начинают кричать, что бросок проводил борец с синим поясом. После короткого совещания руководитель ковра исправляется: «Один балл борцу с синим поясом». Тут начинают кричать и протестовать болельщики борца с красным поясом: «Почему отменили?! Бросал красный!» В конце концов руководителю ковра надоели эти крики, и, выдержав паузу, он торжественно объявляет: «Один балл – никому!»
Юлия Шаманаева




Басни на обед


Евгений Глориозов, заслуженный мастер спорта по борьбе самбо город Москва

После Московского университета я поступил в НИИ электронно-вычислительной техники, где делали первые в СССР компьютеры. Был назначен комсоргом отдела.

А на режимных предприятиях как было: по звонку — начинаем работать, по звонку — обед, по звонку — заканчиваем. Перед обедом обычно все сгруппировывались — ждали звонка, чтобы потом как можно скорее ринуться в столовую, занять очередь «поближе». И вот однажды сижу я один в лаборатории, и приходит девочка с интересным именем Суламифь: «Вы комсорг Евгений Глориозов?» «Да». Она: «Знаете, я сегодня первый день. Как мне быть? Как у вас тут заведено?» «Очень просто, — говорю, — садитесь, пожалуйста. У нас такой порядок — когда раздастся звонок на обед, вы можете встать, рассказать свою биографию, рассказать, как учились, какие у вас были оценки по историческому материализму, по диалектическому материализму. Как учились в школе, какая успеваемость. И прочее-прочее». Она: «А еще что?» «А еще, — продолжаю, — у нас скоро будет «Голубой огонек», и именно сейчас мы ищем таланты. Я, например, когда пришел, рассказывал басню Крылова «Слон и Моська». Девушка уточняет:»Скажите, а «Осел и соловей! Можно рассказать?». «Можно, конечно, — разрешаю я, — расскажите «Осел и соловей». Так мы с ней сидим, беседуем, а время приближается к обеду. Народ потихонечку группируется у дверей.
altИ вот — звонок! Толпа устремляется к выходу, но!!!… встает моя Суламифь: «Минуточку внимания!»

«Я родилась там-то там-то. В таком-то году окончила школу…» Все присели и переглядываются: чего это с ней?! «По диалектическому и историческому материализму у меня были пятерки. Правда, один раз была четверка». В качестве хобби я, собираю коллекционные ножи ручной работы. Люблю детей.

Все сидят. К тому времени я уже начал на себе кой-какие взгляды ловить. Проходит еще минут пять. Народ всё больше на меня косится. Вдруг — пауза. Все вскочили и бежать! А Суламифь расправляет плечи и с выражением произносит: «Осел увидел соловья и говорит ему…»

Меня за это потом чуть из комсомола не исключили! Не говоря о том, что в тот день я остался без обеда.


Уничтожить, чтобы взорвать

Рудольф БАБОЯН, заслуженный тренер России по борьбе самбо город Армавир

Это сейчас я спокойный, а раньше совершенно другим был. Не мог равнодушно смотреть, как мой воспитанник борется. Кричал. Частенько голос терял на соревнованиях. К каждому ведь свой подход нужен.

Был у меня Владик Елькин — это вообще чудо природы. Боролся он в Литве на первенстве Европы. Система была с двумя поражениями. В подгруппе — украинец и белорус. Схватка с украинцем — счёт 1:1, по последнему движению проигрывает. Я за ширму спрятался, кричу: «Владик, сделай балл, сделай!». А он прыгает, время отхаживает. И проигрывает в итоге. Я ему: «Урод!». И знаете, что он мне заявляет? «Я думал, вы шутите, чтобы судья меня не наказал». Так вот… А этот украинец проиграл белорусу. Владику, чтобы выйти первым номером надо у белоруса выиграть с разницей в 8 баллов. Говорю ему об этом, а сам думаю: «В жизни ведь не выиграет». И вот Владик выходит. Я ему — напутственный подзатыльник… Сразу делает 4 балла. В этот момент соперник затягивает ему руку — рука трещит. Ору: «Встань!» И тут — свисток. Он за руку держится и на меня смотрит. Думаю, если сейчас разрешу ему пойти к врачу, он уже не соберется. Кричу: «Никакого врача, иди борись!» И Владик идет, бросает на 2, затем — на 4 балла. В итоге выигрывает со счетом — 10:0.

Я прекрасно понимал, что, возможно, излишне грубо поступал. Но это был единственно верный способ — уничтожить, чтобы взорвать.

altСамбо! Снято!

Валерий Фраер, 
заслуженный тренер по борьбе самбо
город Москва

Однажды в «Динамо» приехали с «Мосфильма» и попросили отобрать спортсменов, которые могли бы дублировать актеров или сниматься в массовых сценах (например, драках). Сформированная нами группа каскадеров (самбисты, пловцы, конники, легкоатлеты и т.д.) приняла участие в 64 фильмах тех лет: «Щит и меч», «Адъютант его превосходительства», «Служили два товарища», «12 стульев», «Бархатный сезон» …
Кому-то из ребят везло – им доверяли роли разведчиков, диверсантов, а кому-то приходилось довольствоваться бандитами, немцами да уличными хулиганами. Больше всего повезло самбисту, генерал-лейтенанту Панкратову (тогда еще действующему спортсмену), который в фильме «Семь стариков и одна девушка» бегал по крышам и изображал фантомаса.

Ребятам всё это было ужасно интересно!

altБыло очень много смешных случаев. Никогда не забуду, как снимался «Чёрный принц». Сцена в ресторане «Лабиринт» на Арбате. Он и сейчас, по-моему, существует. Представьте такую картину: сидят за столом спортсмены с вилочками, ложечками – едят. Правда, делают это чересчур быстро. В кадре всё время вместо икры – пустые тарелки.

Помощник режиссера объясняет: «Ребята, когда говорят «МОТОР», только тогда вы берёте вилочки, ножички и начинаете споко-о-о-ойно кушать». Не помогло. Когда в очередной раз произнесли: «МОТОР!», стол был пустой…

Пуля пролетела мимо. Я её видел.

Павел САТОНКИН, мастер спорта по борьбе самбо город Омск

Я сменил много мест работы. Был инспектором уголовного розыска, старшим инспектором по особо важным делам Тюменской области. Всего не перечислишь. И с уверенностью могу сказать, что самбо не раз спасало мне жизнь. Вот лишь одна история.

— Север. Нефтеюганск. Возбуждено уголовное дело по факту обнаружения трупа. Уже через сутки установили личности двоих преступников и одного из них задержали. Вместе с ним отправились на осмотр места. Добрались только к вечеру, стемнело. В тот момент, когда мы подъезжали, несколько человек выпрыгнули из окон и укрылись в болоте, в камышах.

Кто полезет задерживать? С нами женщина — следователь прокуратуры, заместитель прокурора, милиционер-водитель и я… А оружие — только у меня и у милиционера-водителя. Прокурор сделал первый предупредительный выстрел в воздух и сказал, что разрешает применение оружия.

Я пошёл туда. Разделся. В рубашке и нижнем белье, в октябре месяце, полез в это болото. Первого преступника вытащил быстро. Он был не вооружен и испуган. Со вторым оказалось сложнее. В тот момент, когда я его заметил, он уже целился в меня из одностволки. Выстрел (не поверите, но мне, кажется, я видел, как пуля пролетела мимо!!!) и…промах.

Я знал, что уже всё, у него нет времени перезаряжаться. А у меня, напротив, было право его застрелить.

Но в тот момент во мне проснулся какой-то спортивный азарт: задержать, не применяя оружия. И я вытащил его оттуда.

Это оказалось очень просто.

alt

По Японии прошел тайфун в виде советских самбистов

Олег Степанов, заслуженный мастер спорта по борьбе самбо, город Москва

В 1962 году было решено создать первую сборную СССР по дзюдо, в которую включили и меня. А поскольку в 1964 году в Токио должны были проходить Олимпийские игры, японцы очень внимательно изучали всех своих основных соперников. В первую очередь, их интересовали советские самбисты, которые устроили фурор на чемпионате Европы. В общем, в 1963 году они пригласили в Японию четверых самбистов: Панкратова, Беруашвили, Шульца и меня. План был такой: в четырёх городах мы проводим четыре матчевые встречи и по итогам решаем — кто из нас все же сильнее и опытнее.

Японцы свою позицию озвучили сразу: «Мы очень рады, что вы приехали, это очень хорошо, но счет всё равно будет 16:0 в нашу пользу. Мы просто хотим посмотреть, сколько советские самбисты смогут продержаться на татами».

В первом городе мы проиграли со счетом 1:3 (Шульц закончил встречу болевым приемом). И то они остались недовольны. Настолько были уверены в своей победе!

Во втором городе японцы выставили уже другую команду. Кстати, в каждом городе они меняли команду и правила, чтобы посмотреть, где мы сильны, а где слабы. Так вот на этот раз счет был уже 2:2. Ничья! Там один судья так переживал за своего спортсмена во время схватки, что умер от разрыва сердца прямо на ковре. Это исторический факт (!), лишний раз подтверждающий фанатизм японских тренеров.

В следующем городе Якагама мы выиграли 3:1. В местных газетах тут же сообщили: «По Японии прошел тайфун в виде советских самбистов, одетых в японское кимоно. Кстати, мы действительно, боролись в их одежде. Своей у нас не было. В стране чуть ли ни траур объявили. Как же так? Команда Японии проиграла СССР?!

И вот, наконец, заключительная встреча в Токио, где собрался весь цвет института Кодокан. Там мы отборолись 1,5:2,5 с общим счетом — 7,5:8,5. То есть проиграли им всего балл! И то, если б не судейские ухищрения, результат был бы 8:8. Ничья.

altКак самбо помогло совершить посадку

Юрий Степанов, мастер спорта по борьбе самбо город Москва

Пройти все испытания в Центре подготовки космонавтов (группа командиров кораблей) мне помогла борьба самбо. То, что для других было экстремальными условиями, для меня — небольшими сложностями. В аварийных ситуациях, при испытаниях космической техники, под водой, да где угодно я чувствовал себя комфортно (если этот термин здесь вообще применим).

Представьте: кабина корабля, дышать нечем, ты со всех сторон зажат ремнями, объем спускаемого аппарата — полтора кубических метра на троих. Проходит несколько секунд, и корабль бросает в море, качает страшно! При этом ты должен снять полетный скафандр, переодеться в полетный костюм да еще сверху гидрокомбинезон одеть. Такая вот зачетная процедура в Центре подготовки. Называется «Имитация посадки на воду». Сдают эту дисциплину далеко не все. Достаточно сказать, что потеря веса за период переодевания, открытия люка и выброски в море в некоторых случаях составляет от 3 до 3,5 кг за тренировку. Не каждый выдержит, а я довольно легко с этим справился. Ведь самбо… После того, как тебе несколько раз сделают удержание, пару-тройку болевых приемов, закрутят ноги за уши, еще и не такое перенесешь!

Помню, боролся со знаменитым спортсменом Владимиром Панкратовым на Первенстве Москвы среди мастеров спорта. Боролся за третье место! Он — молодой офицер, я — молодой инженер. Схватка продолжалась 45 минут! Тогда были такие правила: если десять минут ни у кого нет оцениваемого балла, удержания или болевого приема, то схватка продолжалась до первого победного очка. И вот мы 45 минут под юпитерами, перед телевизионными камерами «рубились». Вся Москва смотрела. Я выиграл! Или еще был случай. Я на одном ковре борюсь, а в это время на другом объявляют: «Степанову приготовиться к схватке!» В зале — хохот. Но ничего, пришлось по-быстренькому побеждать и бежать к другому сопернику.

Стиснув зубы

Ашот Маркарьян, заслуженный мастер спорта по борьбе самбо город Армавир

1999 год.Чемпионат страны в Санкт-Петербурге. Финал в весе 68 кг. Мой соперник — борец из Пензы Волков. Схватка подходит к концу, я уверенно выигрываю. И тут Волков садится, делает болевой на ахилл. Я спокоен, смотрю себе на часы: до конца схватки — всего несколько секунд. 3, 2, 1… И — вдруг, ни с того ни с сего раздается… (не поверите!) мой крик на весь зал! Судья тут же даёт свисток — болевой сделан. Волков — чемпион! Никто глазам не верит! Как же так?! Маркарьян проигрывает болевым — такого просто не может быть! Но самый больший шок испытал я сам: почему? Я услышал крик, удививший меня самого — произвольный, случайный, вызванный, видимо, сильнейшим напряжением. Вовсе не от боли. Я не собирался сдаваться. В результате золотую медаль я потерял, но бороться стал — стиснув зубы.

И колокольчик на шею!

Анатолий Бондаренко, заслуженный мастер спорта по борьбе самбо город Москва

1962 год. Сборы. Режим строгий: в одиннадцать вечера отбой, рано утром первая тренировка. А я — парень молодой, кровь кипит, глаза широко открыты. И вот однажды случилась вечеринка, танцы, девчонка молодая… Загулял так, что к вечеру ну никак не получалось вернуться. Уже под утро прихожу, туфли в руках, аккуратно, на цыпочках продвигаюсь к своей кровати. Все спят, тишина. Вдруг включается свет, и я обнаруживаю перед собой Георгия Николаевича Звягинцева, нашего замечательного тренера. Смотрит на меня: «Ну что?» А в голове одна мысль: теперь со сборов выгонит. И начинаю бормотать что-то невнятное про то, как заблудился в лесу, как было страшно, как всё это на меня не похоже, обычно-то ведь я другой, дисциплинированный. Детский этот лепет. Наутро построение. Георгий Николаевич просит меня сделать шаг вперед. А я стою и шагнуть не могу. Коленки трясутся — выгонит ведь! Трагедия! Конец всему! Но он, представляете, достает колокольчик (коровам такие вешают) и говорит: «Бондаренко, это тебе, чтоб не терялся никогда!»

Как боролся, так и борись

Олег Степанов, заслуженный мастер спорта по борьбе самбо город Москва

Мой тренер, Евгений Михайлович Чумаков давал своим ученикам простор для самоанализа. Мы сами себя судили, сами делали выводы. Когда в 61 году я боролся в Тбилиси, из всех моих восьми встреч шесть (!) были с грузинами. Потому что за Россию боролся грузин, за Украину грузин, за Грузию два грузина. Прихожу к Евгению Михайловичу: «Вот шахматка. Тут я должен встречаться с этим, тут с этим. Как мне бороться, что делать?» Он отвечает: «Давай, Олег, борись. Из подгруппы выйдешь, потом поговорим». Через некоторое время снова подхожу к нему: «Вот я вышел из подгруппы. У меня тут полуфинал будет» — «Ну, борись, выходи в финал, а в финале поговорим». И снова та же история: «Я вышел в финал! Что делать?» — «Всё в порядке у тебя?» — «Да! Всё в порядке!» И, знаете, что я услышал в ответ?! «Ну, раз всё в порядке…как боролся, так и борись!». Не щадил он нас. И правильно делал. После побед — никаких хвалебных слов, ничего. В 1965 году за два дня я провел 12(!) встреч и все выиграл чисто. Возвращаюсь в Москву. Евгений Михайлович говорит: «Ну, молодец. Будем дальше работать».


Наше приложение для iOS и Android

Комментарии