20 ноября 2009                    

Медведь Александр Васильевич

МЕДВЕДЬ Александр Васильевич родился 16 сентября 1937 года в городе Белая Церковь, Украина, советский спортсмен (вольная борьба), заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион по вольной борьбе (в 1964-м - в полутяжелом весе, в 1968 и 1972 годах - в тяжелом весе). Чемпион мира 1962-1963, 1966-1967, 1969-1971 годов. Чемпион Европы 1966, 1968, 1972 годов. Чемпион СССР 1961-1963, 1966-1970 годов. Награжден серебряным олимпийским орденом и медалью ЮНЕСКО "За благородство в спорте".

 Медведь Александр Васильевич


В 1956 году в армии он начал заниматься борьбой. Едва овладев несколькими приемами и познакомившись с азами тактики, Медведь уже через месяц выиграл первенство Белорусского военного округа. Пробовал себя и в вольной борьбе, и в классической, и в самбо. Хотя окончательного выбора не сделал, но вкус к соревнованиям успел приобрести. В это время Александр любил смотреть любые спортивные соревнования, особенно борьбу и футбол. Раньше с этим было сложно, сейчас, все проще, мы рекомендуем смотреть онлайн трансляции на сайте - http://smotrisport.tv/. Далее юному борцу захотелось пополнить теоретические знания. Поэтому, демобилизовавшись и обосновавшись в Белоруссии, где проходил службу, он поступил в Высшую школу тренеров, а закончив ее, подался в Минский институт физкультуры. Выкристаллизовалась и основная спортивная привязанность. Оставив все другие, вспомогательные виды спорта, Медведь стал всерьез заниматься вольной борьбой. Попались молодому человеку хорошие наставники: Павел Васильевич Григорьев и Болеслав Михайлович Рыбалко. Скоро Александр заставил специалистов заговорить о себе. И долгие годы триумвират не знал поражений, хотя не всегда все было очень просто. 

В марте 1961 года состоялось личное первенство СССР по борьбе. Двадцать один претендент на золотую медаль в тяжелом весе. Среди них такие мастера ковра, как тбилисцы Кикнадзе и Канделаки, призер римской Олимпиады Дзарасов (Орджоникидзе), москвич Иваницкий. После трех кругов стало ясно, что есть еще один претендент на победу - это Медведь. Уже уступил ему по баллам Канделаки, одержана чистая победа над Кикнадзе, всего чуть более четырех минут держался под натиском минчанина молодой Хитаришвили. Ничего не смог противопоставить Саше алмаатинец Айханов. И тут вместе с ним на ковер вызывается лидер соревнований Иваницкий. После пятого тура лидером уже стал Медведь.

А Дзарасов? В четырех встречах три чистые победы. Затем ничья с Айхановым. Всего три штрафных очка. У Медведя — тоже три. и схватка с ереванцем Шагиняном. Чистая победа. Дзарасов был в этом круге свободен. Он готовился к поединку с Сашей. Седьмой круг все ставит на свои места. Ничья приносит звание чемпиона страны минчанину. «Серебро» у Дзарасова, «бронза» у Иваницкого. Тренерский совет решает: Александр Медведь едет на чемпионат мира в Японию...

Как все просто, на первый взгляд. В действительности же Александр пришел к своим победам через огромный труд. Чтобы со всесоюзного ковра ступить на ковер чемпионата мира, ему пришлось «ждать» своей очереди целых четыре года. А для того чтобы получить золотую медаль сильнейшего — еще год. И все это были годы труда...

На его первом чемпионате мира в 1961 году в Японии испортил Саше настроение немец Дитрих. Набрал он в схватке с Сашей вроде немного — всего одно очко, а ушедшим «золотом» все обернулось. После этого многие годы встречались они на разных турнирах, а на Олимпиадах довелось встретиться в Мехико-68. Об этой схватке речь еще впереди.

В самом начале шестидесятых годов на борцовском ковре засверкал новый яркий талант — тяжеловес Александр Иваницкий. Он был ровесником Медведя. С ним и свела судьба нашего героя. Обычно, когда на спортивной арене сходятся два колосса, им становится тесно. Один может подняться к вершине славы, лишь повергнув другого претендента. Вопреки этому, казалось бы, бесспорному правилу, два Александра несколько лет не только «сосуществовали» в одном виде спорта, оба прославившись, но и показали образец настоящей мужской дружбы.

Щедро одаренные природой — оба ростом под 190, весом около центнера, беспощадно требовательные к себе, — друзья вдобавок и тренировались вместе, так что досконально знали «арсенал» приемов друг друга. И на всесоюзных соревнованиях их схватки обычно никому не давали ощутимого перевеса. Очень часто их встречи заканчивались вничью, а что касается завоевания золотых медалей чемпиона Советского Союза, так оно проходило с переменным успехом — высший титул доставался то одному, то другому спортсмену. Так что самый главный свой спортивный подвиг Медведю довелось совершить в иной обстановке. Для этого ему пришлось... победить самого себя! Медведь входил уже в сборную команду страны, завоевал первый титул чемпиона Советского Союза в тяжелом весе, привез бронзовую медаль с мирового чемпионата 1961 года, когда при подготовке к очередному первенству мира перед руководителями советской команды встал труднейший вопрос: «Где взять полутяжеловеса?»

Действительно, в сборной СССР имелись два превосходных борца тяжелого веса, один из которых должен был... лишить другого золотой медали. А достойного «полутяжа» не находилось!

— Что ж, раз надо для команды — попробую похудеть, — сказал Медведь. — Я ведь чуть полегче Саши, мне меньше терять придется! Награда за выдержку и мужество пришла в американском городке Толидо. Случилось так, что в заключительный день турнира Медведю предстояло провести четыре схватки. А он уже в первой из них повредил колено... Натянул наколенник — боль поутихла, зато соперникам стало очевидно, что дерзкий новичок уже не в лучшей боевой форме. Тем не менее он взял верх над турецким богатырем Агли, выиграл у американца Горанга. Ох, как трудно дались эти победы! Но отступать было некуда, поскольку к финалу одновременно прорывался, повергая всех соперников, прославленный иранский полутяжеловес Тахта. К заключительной схватке оба они подошли, имея всего по штрафному очку.

Нет, она не стала украшением турнира, эта встреча, в которой иранец, уже обладавший титулами чемпиона Мельбурнской олимпиады и двух первенств мира, стремился к одному: во что бы то ни стало не проиграть. Медведь не интересовался, кто из них легче,— бойцовский характер звал его к победе. Но вот зафиксирована ничья. Однако Тахти не пришлось ликовать. Когда состоялось перевешивание, выяснилось, что Медведь в изнурительной встрече похудел почти на килограмм (стрелка весов остановилась возле отметки «95») и оказался легче своего соперника! Золотая медаль досталась советскому спортсмену.
Любопытно, что впоследствии Александру довелось выиграть у Голама Тахти, выступая у него на родине, в Иране, где весь зал неистово болел за своего любимца. Медведь победил настолько убедительно, что заставил иранскую публику отнестись к нему с большим уважением.

Вернувшись домой, Александр позволил себе погрузнеть до 105 килограммов, что при росте 190 сантиметров, конечно же, отнюдь не было чрезмерным. На ковре он снова перешел в привычную тяжелую весовую категорию и принялся одного за другим укладывать на лопатки более массивных и сильных соперников.

Так он «кочевал» туда и обратно долгих пять лет, до той самой поры, когда в 1966 году оставил большой спорт Иваницкий и стало возможным навсегда перейти в тяжеловесы. Но за это время, безраздельно господствуя на мировом помосте в полутяжелом весе, Медведь лишил всякой надежды на успех сильнейших атлетов Турции, Ирана, США, Швеции, вынудив их либо совсем отказаться от борьбы, либо «искать спасения» в других весовых категориях. Его неистовая напористость, бескомпромиссность и неукротимая воля к победе, помноженные на могучую силу, породили в среде борцов шутку, отдававшую мрачным юмором: «Разве может обыкновенный человек тягаться с Медведем?..» А он и впрямь как бы оправдывал свою «грозную» фамилию. Кто хоть раз видел Александра Медведя «в деле», уже не спутает его ни с кем. Мягким, упругим шагом приблизившись к сопернику, он устремлялся в неудержимую атаку. Порой, обрушив на партнера каскад приемов, Александр настолько изматывал того, что сопротивление оказывалось сломленным уже через две-три минуты после начала поединка. Сам же словно не знал усталости. Случалось, что по регламенту турнира приходилось выходить на ковер три-четыре раза в день. И заключительную схватку Медведь проводил так же свежо и энергично, как первую.

На своей первой Олимпиаде Александр едва не упустил золотую медаль. Он уверенно побеждал соперников — досрочно завершив схватки с румыном Балло, швейцарцем Ютцелером. Болгарина Мустафова Медведь положил на лопатки за 39 секунд. Лишь турку Айику удалось свести с ним поединок вничью. Оглушительное превосходство над соперниками едва не сыграло с Александром злую шутку. Еще до выхода на ковер он был уверен в своей победе над шведом Эриксоном, так как видел, что тот не в лучшей форме. И как же проклинал себя Медведь, когда швед уже совсем «дожимал» его. Наверное, в те секунды или чуть позже, когда Александра поздравляли с победой, он сказал себе: «Медведь, всегда уважай соперника...» И не изменял своей заповеди до самых последних поединков...

Суровое испытание выпало на его долю на XIX Олимпийских играх 1968 года. Высокогорный Мехико пугал многих. Действительно, разреженный воздух, недостаток кислорода давали себя знать. Однако не на всех эти объективные условия влияли одинаково, сказывались индивидуальные особенности организма каждого спортсмена.

О том, что он серьезно болел в Мехико, говорили глухо, вполголоса. На самой Олимпиаде знал об этом только тесный круг посвященных. Между тем вопрос стоял ребром — надо снимать с состязаний. Александр сам настоял на том, чтобы остаться в строю. Нелегкую ему пришлось решать задачу.

 Вот так Александр начал турнир. Начал, зная, что соперники боятся шквала его атак, его напора. И лишенный, быть может, своего главного оружия, он всем своим видом до схватки, после нее, на виду у противников демонстративно подчеркивал свой радужный настрой, уверенность в победе. Ходил, широко расправив плечи, был приветлив и дружелюбен. Улыбался. На ковре, как обычно, первый делал шаг вперед, шел навстречу своим «оппонентам». Те, зная по горькому опыту мощь его атак и стремительность, пятились, уходили в глухую защиту. Даже казалось, что некоторые из них, «экономя» по-своему силы, закрыв глаза от страха, сами лезли к нему в захват, надеясь поскорее покончить с этим «кошмаром» под названием «Медведь».

Большинство поединков Александра в Мехико носило скоротечный характер. Он досрочно, на первых минутах, «припечатывал» противников к ковру. Известно, что у актера есть роли, спектакли, в которых он поднимается до своих вершин. Саша своей тактической вершины (а сия наука самая трудоемкая из всех слагаемых борцовского искусства) достиг в Мехико. Можно с известной долей истины сказать, что в тот знаменательный для него турнир его коллеги боялись одного его имени. Быть может, так оно бывает сплошь и рядом. Ведь говорят же, и не без основания, что вначале человек работает на авторитет, а потом уже авторитет работает на человека. Наверное, и в спорте такая ситуация имеет место. Правда, именно в спорте она и мстит сторонникам подобной теории наиболее жестоко. Те, кто почивает на лаврах, быстро узнают, какой печальной бывает концовка: их развенчивают соперники.

В финальном поединке Александра ждал Вильфрид Дитрих, тяжеловес из ФРГ, старый опытный волк. Его вокруг пальца не обведешь, он единственный из борцов, кто с одинаковым успехом может бороться в турнире «классиков» и «вольников». В Риме он на последней секунде «припечатал» Савкузе Дзарасова к ковру и стал первым «тяжем» среди «вольников» и чуть-чуть не добился столь же внушительной победы у «классиков», пропустив вперед лишь нашего Ивана Богдана. Дитрих что-то почуял. По тому, как он разминался, готовился к поединку, чувствовалось, что он ждет боя, что он готов его дать.

Они сошлись, Вильфрид не стал тратить время на «игру», двинулся напролом. Борьба шла и на двух других коврах. Но так как каждый понимал, что именно во встрече Дитриха с Медведем решается судьба самого почетного звания— титула чемпиона в тяжелом весе, то всеобщее внимание было направлено именно на их ковер. Секундная стрелка обежала лишь круг по циферблату, как случилось непредвиденное. В тишине громадного зала, которую усугубляли звуки падающих тел и резких трелей судейского свистка, вдруг раздался сильный и страшный хруст. Дитрих не понял, откуда взялся этот хруст, и начал осматривать всего себя — в пылу поединка иногда не чувствуешь боли от полученной травмы. Оба борца прекратили схватку, и судья, спохватившись, свистнул лишь тогда, когда Вильфрид увидел, что большой палец правой руки Медведя неестественно выгнут, торчит в сторону. Засуетились, перебирая перевязочные материалы, врачи. Но они опоздали. Саша похрустел суставом, и всем показалось даже, что они услышали легкий щелчок. Палец оказался на прежнем месте, и Александр как ни в чем не бывало сделал знак арбитру: давай, мол, свисток, ничего особенного не случилось.

Поединок возобновился. Но Дитриха с этой секунды будто подменили. После атаки Александра в ноги он захромал, а затем... вообще отказался от поединка.

А чувствовал ли боль тогда Медведь? Сам он об этом вспоминать не любит. Только однажды признался:
— В тот момент у меня потемнело в глазах...

И тогда же он сказал, что его вторая заповедь — это не дать противнику повода думать, что ты слаб...

Все же чрезмерное напряжение, работа на пределе не миновали бесследно. У Медведя наступило нарушение сердечно-сосудистой деятельности, повысилось кровяное давление. Врачи поговаривали о том, что с борьбой придется расстаться. Но он не дрогнул. По приезде домой возобновил регулярные тренировки и за три года снова вошел в свою лучшую спортивную форму. На чемпионате мира 1971 года он вновь был отмечен золотой медалью. 

Откуда же взялась такая несгибаемая мощь? Внешними данными Александр не изумляет. Высокий, жилистый, подвижный, он скорее смахивает на баскетболиста, чем на борца-богатыря. Во всяком случае, когда на XX Олимпийских играх в Мюнхене ему противостоял слоноподобный американец Крис Тейлор, чей вес приближался к двум центнерам, исход встречи казался заранее предрешенным. Рядом с тяжело отдувающимся великаном советский борец (его вес был около 114 килограммов) выглядел подростком. На ковре Александр долго кружил, маневрировал, выжидал своего часа. Судьи дали обоим противникам по два предупреждения. Наконец, в третьем периоде, когда американец явно устал, Медведю удалось все же провести прием. Он подсек ноги Тейлора, опрокинул его на ковер и выиграл схватку с преимуществом в один балл.

Дорогой ценой досталась эта победа: капитан нашей команды травмировал плечо. И все остальные поединки проводил превозмогая сильную боль. Особенно тяжело пришлось Медведю в финале, где он встретился с давним своим соперником — болгарином Османом Дуралиевым. По турнирному положению Медведя устраивала даже ничья. Однако он остался верен себе: боролся наступательно и выиграл по баллам. Наградой за мужество стала ему третья золотая олимпийская медаль. Такого не удавалось добиться ни одному борцу!

Годами выработанная привычка разумно использовать каждую минуту позволяла ему жить полнокровной, насыщенной жизнью и после окончания спортивной карьеры. Железный режим отнюдь не превратил Александра Васильевича в человека, одержимого идеей, которая заслонила для него все другие краски жизни. Проведя полтора десятка лет в большом спорте. Медведь в то же время успешно окончил институт. Затем поступил в заочную аспирантуру при Институте физкультуры. Его увлечение — фотография, в свободное время он не прочь побродить по лесу с ружьем.

  Вместе с женой Таней, инженером по профессии, он вырастил двух детей — дочь Лену и сына Алешу. Сын пошел по стопам отца и стал чемпионом мира по борьбе.

Источник: sportlegend.kulichki.net 


Наше приложение для iOS и Android

Комментарии